Краткий обзор архипастырской деятельности Преосвященного Иннокентия в Тамбовской епархии за истекшее пятилетие. (14-го марта 1903 года – 14-го марта 1908 года)

Рубрика: Лица · Тамбовские епархиальные ведомости
Метки: ,

Епископ Тамбовский и Шацкий Иннокентий (Иван Васильевич Беляев (1862-1913)). С 1903 по 1909 г. возглавлял Тамбовскую епархию. В 1909-1913 гг. - экзарх Грузии.Пять лет тому назад — 14 марта 1903 года на Тамбовскую Кафедру вступил новый епископ, ныне благополучно правящий ею Преосвященнейший Иннокентий (в миру Иван Васильевич Беляев). С радостью и надеждами встречал кафедральный город Тамбов своего Владыку, и не без смущения сей последний вступил на свою Кафедру, на что и указал в своей первой речи к Тамбовской пастве.

Тамбовцы радовались, что Бог послал им Архипастыря молодого (42 лет), полного сил, образованного, проявившего недюжинные административные способности на викариатствах Харьковском и Петербургском и в расцвете проповеднического таланта. Тамбовцы ждали такого Епископа, потому что в жизни епархиальной назрели вопросы, которые требовали от выполнителя их – местного Епископа широты взгляда, неустанной энергии и высоких душевных качеств.

Новый же Епископ заранее знал, какой важности труды его ожидают в Тамбовской епархии, почему, естественно, не без смущения он вступил 14-марта 1903 года на свою, Богом дарованную ему, кафедру.

Пять лет отделяют теперь нас от этого момента. В истории человечества это, конечно, одно мгновенье, но в жизни отдельной человеческой организации, а тем более одного человека пять лет – это не малый период времени, в который можно совершить не одно, а много важных дел с благодетельными последствиями для будущего. Подтверждение этому мы найдем, если оглянемся на прошлое Тамбовской епархии и посмотрим, что сделал для нее за истекшее пятилетие Преосвященный Иннокентий.

Архипастырское служение Преосвященного Иннокентия Тамбовской епархии началось с посещения и обозрения Саровской пустыни. Сюда Владыка направил свои первые шаги, чтобы в молитвенном общении с Саровским подвижником, приснопамятным старцем Серафимом, обрести силы на предстоящем поприще и затем ознакомиться с Саровскою пустынью, которой через три месяца предстояло сделаться предстояло сделаться предметом внимания всей святой Руси. Здесь уже работали лица, командированные по Высочайшему повелению в Саров для приведения Саровской пустыни ко дню прославления преподобного Серафима Саровского в соответствующее условиям предстоящего торжества положение. Ознакомившись во всех подробностях со всеми произведенными этою комиссиею работами и детально осмотрев весь монастырь и прилежащую к нему местность, Преосвященный Иннокентий увидел, что лично для него оставлено здесь еще много работы, а между тем времени до 19 июня, когда по Высочайшему повелению должно было совершиться торжество прославления Преподобного Серафима, оставалось немного. Почему, явившись в Тамбов, Владыка среди множества накопившихся до его приезда епархиальных дел должен был сразу приняться за обработку того материала, который он вывез из Сарова. Чтобы оценить по достоинству этот труд Владыки, а также последствия и значение тех мер, которые были предприняты им по отношению к Саровской пустыни, необходимо сделать маленькое отступление.

Саровская пустынь находится в 300 верстах от Тамбова, в северо-восточном углу губернии, среди громадной (24000 десятин) лесной площади. Ближайшая к ней станция Моск.-Казанск. железной дороги – Шатки отстоит от пустыни на расстоянии 60 верст. Единственная ближайшая к Сарову деревня Балыково, Нижегородской губернии, находится в шести верстах от нее. И при таких условиях, вдали выражаясь по-монашески, от мира и всех его удобств, Саровской пустыни предстояло в дни прославления преподобного Серафима принять в своих стенах, во-первых, Их Императорских Величеств, Государя Императора и Государынь Императриц, и многих Высочайших Особ и вельмож, во-вторых, дать приют, накормить и удовлетворить религиозные потребности богомольцев, которых ожидалось по крайней мере до двухсот тысяч. Задача была не из легких и значительною свою тяжестью выполнение ее легло на Преосвященного Иннокентия.

В СаровеБудучи в Сарове, он видел, что комиссия много сделала в стенах самой путсыни по проведению ее в благолепный вид, приготовила Царское и для великих князей и княгинь помещение, понастроила значительное количество гостиниц для приезжих богомольцев, но для простого народа не приготовила почти никаких помещений. Поэтому, по прибытии в Тамбов, Владыка тотчас же вступил в переговоры по этому поводу с Тамбовским губернатором, ныне покойным В.Ф. фон-дер-Лауниц, и с общего с ним совета решил построить на особо избранных в Саровской лесной даче местах 200 тесовых бараков, из коих каждый был рассчитан приблизительно на 1000 человек, о чем немедленно сделал распоряжение настоятелю Саровской пустыни. Бараки заблаговременно были выстроены и сослужили потом свою службу, приютив во время праздника множество немощных, больных, женщин и детей. Также заблаговременно было отдано Владыкою распоряжение настоятелю пустыни заготовить на всякий случай запасы хлеба. Эта предусмотрительность в свое время оказала великую услугу светской администрации, на обязанности которой лежало досавить в Саров все необходимое для пропитания богомольцев. Во время празднеств один раз было так, что приготовленные светскою администрацией запасы хлеба истощились, а подвоза не было. Минута была тревожная; положение затруднительное; из него администрации удалось выйти только при помощи Владыки, который распорядился открыть для народа монастырские житницы. Благодаря ему, острая нужда в хлебе была устранена.

Обращая свою мысль на удовлетворение религиозных нужд будущих Саровских богомольцев, Преосвященный Владыка не мог не видеть, что Саровские храмы, хотя их и восемь, при ежедневном в них богослужении, не могут вместить всех желающих помолиться, а единственная и при том небольшая иконо-книжная лавка пустыни не в состоянии будет удовлетворить всех требований богомольцев на книги, иконы, крестики и проч. В архипастырских заботах об удовлетворении этих двух нужд, Преосвященный в начале мая делает настоятелю Саровской пустыни два предложения: первое – об устройстве в видных пунктах Саровской дачи вблизи монастыря семи часовень и второе – об устройстве в разных местах, также вблизи монастыря, шести иконных лавок.

Вслед за сим Владыка сдает в Консисторию два проекта на постройку в Саровской пустыни означенных предложенных часовень в память преподобного Серафима, заготовленных по его указания Тамбовским Епархиальным Архитектором, определяет места, где и по какому проекту строить часовни и делает предложение Консистории немедленно отправить их в Саров. Очевидцы очень хорошо помнят, какие благодетельные последствия имели эти меры для богомольцев. Иконо-книжные лавки были всегда полны народу, а в часовнях день и ночь совершались до прославления преподобного Серафима панихиды, а после прославления молебны. Так как Саровская пустынь собственными силами (в то время в Сарове было 19 иеромонахов. 9 иеродиаконов, 36 монахов и 42 указных послушника) не могла справиться с этою задачею, то Владыка резолюцией, от 5-го июня 1903 года, отдал распоряжение Консистории вызвать в Саров из монастырей Тамбовской епархии 14 иеромонахов, 8 иеродиаконов и 19 послушников и из сел и городов епархии 26 священников, 36 диаконов и 53 псаломщика, и сверх этого пригласить 10 иеромонахов из Нижегородской епархии, которым и было поручено служение панихид и молебнов и заведывание продажей икон и книг в дни прославления преподобного отца Серафима с 6-го по 25-е июля 1903 г.

В то время, как по изложенным указаниям Преосвященного в Сарове готовились к торжеству, в Тамлбове под его руководством усиленным темпом шла особая срочная работа, имевшая также близкое отношение к предстоящему празднику. 22-го апреля 1903 года Владыкою был получен из Святейшего Синода указ, коим возлагалось на него попечение о составлении церемониала празднования и о немедленном составлении особой службы преподобному отцу Серафиму, акафиста, тропаря и кондака. В тот же день было отдано распоряжение Консистории указать Владыке помощников для составления службы из среды духовенства и преподавателей учебных заведений. Комиссия была составлена и при непосредственном участии Преосвященного приступила к выполнению высокого и важного поручения Святейшего Синода.

В конце апреля он отправляется в Петербург для представления Св. Синоду церемониала открытия св. мощей пр. Серафима, а к половине июня 1903 года служба преподобному, акафист, тропарь и кондак ему были составлены и 16-го июня при представлении Преосвященного за № 5813 отправлены в Святейший Синод.

20-го мая 1903 года Владыка посетил Консисторию. Здесь в присутственной комнате он высказал членам Консистории, что ввиду приближающегося времени прославления преподобно отца Серафима и открытия его честных мощей он признает благовременным и благопотребным ходатайстовать перед Святейшим Синодом о том, что 1) не благоугодно ли будет ему сделать распоряжение о повсеместном совершении в православных церквах земли Русской под 19-е июля торжественных всенощных бдений преподобному Серафиму, Саровскому чудотворцу, по общему чинопоследованию службы преподобным, а 19-го июля, в день прославления его, — Божественных литургий и, по окончании их, молебных ему пений, дабы таким Богослужением православные русские люди повсюду могли принять молитвенное участие в торжестве прославления Преподобного, которое будет соврешаться в то время в Саровской обители, и 2) включить святое имя преподобного и богоносного отца нашего Серафима, Саровского чудотворца, в великие отпусты церковных богослужений, совершаемых в пределах Тамбовской епархии, и в те церковные молитвы, в которых перечисляются имена святых православной Русской Церкви. В тот же день Присутствием Консистории по содержанию сего предложения был составлен журнал, 21 мая представлен Его Преосвященству на утверждение, 22-го мая утвержден, а 24-го мая сделано Святейшему Синоду соответствующее представление за № 4831. Святейший Синод в указе, от 12-го июня 1903 года № 51 41, объявил Преосвященному, что изложенное ходатайство его в обоих пунктах признано заслуживающим уважения, что по первому пункту сделано распоряжение церквам всей России через журнал «Церковные ведомости», а по второму предоставлялось право сделать распоряжение непосредственному самому Преосвященному.

К этому же времени относится и еще одно распоряжение Преосвященного относительно Сарова. Предложением, от 31-го мая № 5113, Владыка поручил Консистории немедленно предписать настоятелю Саровской пустыни, игумену Иерофею, облицевать мрамором могилу преподобного Серафима, а для сего озаботиться приисканием и своевременною постановкою на месте достаточного для быстрого и успешного хода работ количества землекопов, каменотесов и мастеров по облицовке под мрамор могилы преподобного Серафима, что в тот же день и было исполнено Консисториею.

Наконец, приспело и время прославления преподобного Серафима. Что происходило в эти достославные дни в Саровской обители на виду у всей России, об этом достаточно было писано в периодической печати и в отдельных брошюрах и изданиях различными хроникерами и обозревателями. Но ни в одном из этих описаний не было уделено внимания трудам Епископа Иннокентия, а, между тем, за это время он понес в Сарове столько трудов, что обойти их молчанием нельзя. Чтобы закончить последние подготовительные к торжеству работы и произвести проверку всего того, что уже было сделано, Преосвященному пришлось выехать в Саров 1-го июля. Здесь с раннего утра и до позднего вечера где личным участием, а где указаниями и руководством Преосвященный способствовал скорейшему окончанию праздничных подготовлений, так что, когда 17 июля в Саров изволили прибыть их Императорские Величества и Великие Князья и Княгини, обитель предстала пред ними во всем величии порядка, чистоты и красоты. С 17 июля начались торжества, 19-го июля в день прославления и канонизации преподобного Серафима Саровского чудотворца, они дошли до зенита и завершились 20-го июля, когда их Императорские Величества изволили отбыть из пустыни. Это время для Епископа Тамбовского было временем чрезвычайного напряжения умственных и физических сил, что было видно даже и для постороннего наблюдателя. Вопрошающие по разным вопросам и делам шли беспрерывной вереницей к Преосвященному, всем безотлагательно нужно было давать ответы, указания, многие дела требовали присутствия Владыки на месте – то здесь, то там. На работу можно без преувеличения сказать, уходило все время не только дня, но и ночи. Но эти беспрерывные труды не изнуряли Преосвященного, а скорее бодрили его. Среди них он имел счастье несколько раз сопровождать Их Величества в обозрении Саровской пустыни и ее близ лежащих окрестностей, участвовать за Богослужениями и 18-го июля в присутствии Их Величеств за всенощным бдением говорить слово. Наконец, на его же долю выпало счастье 20-го июля напутствовать молитвою и прощальным приветом Их Величества на часовне при выезде из Саровской лесной дачи.

В воздаяние всех этих трудов Преосвященный удостоился получить от Его Императорского Величества золотую на такой же цепочке панагию, украшенную драгоценными камнями.

В Сарове Преосвященный оставался до 24-го июля, когда, наконец, возвратился в Тамбов к епархиальным делам и без отдыха должен был приступить к осуществлению давно задуманного Тамбовскою епархиею предприятия – к постройке здания Епархиального женского училища. Еще будучи в Петербурге, до приезда в Тамбов, Преосвященный был посвящен в это грандиозное дело и не мало способствовал скорейшему разрешению его в высших сферах. В Тамбове же он всецело взял его в свои руки, чтобы привести к конце в возможно кратчайший срок. Нужно сказать, что вопрос о перестройке и расширении здания Епархиального женского училища был больным вопросом для всей епархии. Существующее здание было ветхо и малопоместительно; оно давно уже не отвечало своему назначению, что, наконец, было признано в 1900 году и производившим ревизию духовно-учебных заведений г. Тамбова членом-ревизором Учебного Комитета при Святейшем Синоде П. И. Нечаевым. Ежегодно значительное количество девочек оставалось не принятым в училище, вызывая огорчение бедных родителей. Чуть ли не с 1879 года шла переписка о постройке нового здания или в Тамбове, или в Шацке. И, наконец, в 1903 году при Преосвященном Иннокентии постройка началась. Главная забота на первых порах была организовать солидный по своим познаниями и авторитету строительный комитет, который бы обеспечил успех постройки. В прежнем комитете происходили некоторые трения, вредно отражавшиеся на ходе работ. И вот Владыка распоряжениями от 1-го апреля и 13-го мая образовывает строительный Комитет в усиленном составе под председательством протоиерея Василия Олерского из членов: протоиерея Петра Успенского и священников – Василия Яхонтова, Александра Савостьянова, Василия Лебедева и Петра Рождественского и в помощь им придает обладавшего прекрасной сметкой по строительной части диакона, впоследствии священника, Димитрия Голубева (ныне покойного). Предыдущий общеепархиальный съезд духовенства, между прочим, предложил строить училище подрядным способом. Незначительную часть здания (12х27 саж.) с западной стороны в два этажа подрядчик уже успел и выстроить летом 1902 года. Но при осадке в течение зимы этого года постройка дала такую трещину, что летом 1903 года второй этаж ее пришлось разобрать. Этот опыт укрепил Владыку в решении производить постройку училища хозяйственным способом. Правда, строить так было гораздо труднее и ответственнее, чем подрядным способом, но перед этим не приходилось останавливаться, ибо нужно было, во-первых, выиграть время, а во-вторых, по возможности уберечь церковную копейку от лишней траты. Старое здание училища в одних частях должно было подвергнуться сломке, в других – капитальной переделке и за одно лето на месте его к началу 1904–5-го учебного года должно было явиться новое здание. Денег же на постройку было очень мало. Отдав по этому предмету нужные распоряжения строительному Комитету еще в апреле 1903 года, Владыка, по возвращении из Сарова, как сказано выше, взял дело постройки в свои руки. Благодаря его деятельному личному участию в этом деле, строительный комитет в течении зимы успел заготовить все строительные материалы. С весны 1904 года начались работы. Владыка постоянно следить за ходом из, в неделю иногда несколько раз посещая постройку, течение которой постоянно задерживалось забастовками рабочих, железных дорог и отсюда несвоевременным доставлением материалов. По мере того, как постройка вырастала из земли, у Владыки созревала мысль применить к ней все лучшие технические усовершенствования по отоплению и освещению — этим важнейшим факторам человеческого здоровья. По его предложению и указаниям в Строительном Комитете были выработаны условия парового отопления и электрического освещения нового здания Епархиального училища. В средствах довольно часто ощущался недостаток, но Владыка собственными усилиями выходил из затруднения. К началу 1904–5 учебного года здание училища было готово.

Женское епархиальное училище

Приблизительная стоимость его исчисляется в 350000 руб. В настоящее время здание Епархиального женского училища лучшее из всех существующих в Тамбове учебных заведений по грандиозности, красоте и внутреннему оборудованию. Особенное же внимание обращает на себя училищная церковь. Это громадный зал в два света, с паркетным полом и необыкновенно тонкой работы из каррарского белого мрамора иконостасом, в котором иконы в стиле Васнецова, а над абсидом алтаря во весь рост изображена Божия Матерь с Предвечным Младенцем. Величественное впечатление производит церковь во время вечернего Богослужения, когда она бывает залита электрическим светом. Невольно чувствуется, что это – место особого присутствия Божия и, думается, что в это время не одни уста складываются в молитву за строителя этого великолепного здания с величественным храмом — Преосвященного Иннокентия.

Ко времени назначения Преосвященного Иннокентия на Тамбовскую кафедру в Тамбовской епархии назрел и другой вопрос, который требовал безотлагательного решения, это – вопрос о постройке нового здания для Епархиального свечного завода. Непрерывно, в течении целого ряда лет Комитет свечного завода докладывал и Тамбовским Владыкам и Епархиальному съезду духовенства, что завод, устроенный в жилом доме, не долговечен и что заводские помещения не соответствуют своему назначению ни в техническом, ни в санитарном отношениях, что перестройка здания завода, по заключению архитектора, представит много затруднений и в результате нельзя будет получить удобного и вполне капитально-прочного здания, что необходимо поэтому строить готовое, специально спроектированное для целей завода, здание. Но до 1903 года этому делу суждено было лежать без движения в портфеле заводского Комитета. Еще в январе этого года, за месяц до приезда Преосвященного в Тамбов, Епархиальный съезд постановил «с изготовлением плана и сметы на постройку завода пока повременить». Между тем в здании старого завода начали рушиться потолки и полы, в каменной части здания стены дали значительные трещины и уклонения от нормали.

Дело принимало дурной оборот. Вся надежда Комитета завода была на нового Архипастыря, что он властною рукою изменить печальное положение вещей на заводе. И Комитет не ошибся в своих ожиданиях. Одного посещения Владыкою завода было достаточно для того, чтобы решить, что «временить постройкою завода» никак нельзя. Чтобы помочь скорейшему разрешению этого важного вопроса, Преосвященный в январе 1904 года приглашает на съезд не только о.о. депутатов, но и о.о. благочинных, подробно посвящает их в суть дела, открывает им глаза и затем приводить их к сознанию необходимости безотлагательно строить новое здание завода и высказывает уверенность, что съезд с большим вниманием отнесется к этому делу. В результате съезд выносит постановление «немедленно приступить к постройке завода на 50000 пудов производства» и, видя такое участие и заботу о свечном деле со стороны Владыки, просить Его Преосвященство «принять дело постройки завода под свое непосредственное Архипастырское руководство и попечение». Постановление съезда о немедленной постройке завода, конечно, было одобрено Владыкою, и относительно своего участия в ней Преосвященный на постановлении съезда написал: «охотно приму дело устройства нового свечного завода под свое непосредственное руководство. Готов помогать успешному и быстрому сооружению и оборудованию здания завода советом, указаниями, личным осмотром, ибо это дело и неотложное, и полезное». После такого обещания Владыки дело закипело. Будучи хорошо знаком с устройством образцового свечного завода в Петербургской епархии, Преосвященный после съезда предлагает Комитету свечного завода командировать в Петербург одного из своих членов для ознакомления с устройством и оборудованием Петербургского свечного завода с поручением войти в предварительное соглашение с специалистом и знатоком техники свечного воскового производства, профессором Технологического Петербургского Института Л. Г. Богаевским, строившим и оборудовавшим С.-Петербургский Епархиальный свечной завод. В апреле 1904 года профессор Богаевский доставил эскиз завода, а 11-го июля 1904 года совершена была торжественная закладка его. Через полтора же года, именно 26-го января 1906 года, уже совершено было освящение и открытие нового завода, который по своей солидной архитектуре и по оборудованию представляет из себя последнее слово заводской техники в отношении производства восковых свечей и сопряженных с этим производством дополнительных работ. В настоящее время Тамбовский Епархиальный свечной завод лучший в России, хотя по стоимости есть заводы дороже Тамбовского. Израсходовано на постройку завода и его оборудование до 230000 рублей. При открытии нового завода Комитет его, в лице своего Председателя протоиерея В. Олерского, высказал, что «завод своим прекрасным устройством обязан единственно Его Преосвященству, под руководством которого выработан и одобрен план завода, указано место, где ему быть, от внимания которого, благодаря частому посещению завода, не ускользнула ни одна деталь постройки, ласковые и деловые беседы которого подбодряли лиц, ведущих постройку». Председатель же происходившего тогда в Тамбове Епархиального съезда священник М. Милованов от лица духовенства епархии благодарил Архипастыря за все труды и заботы, подъятые им на благо Епархиального духовенства, а в частности за строгое руководство и зоркое наблюдение за строительными работами в заводе, доведенными до желательного конца.

Так закончилось созидание второго памятника строительной деятельности в Тамбовской епархии Преосвященного Иннокентия.

Выше мы сказали, что Владыка заранее знал, какой важности труды ожидают его на Тамбовской кафедре, помимо массы Епархиальных дел, поэтому, нужно думать, у него еще в Петербурге зародилась мысль, в случае необходимости, просить себе помощника. По вступлении на кафедру обстоятельства указали Преосвященному, что помощник ему действительно необходим. В декабре 1903 года по этому поводу Владыка уже вошел с представлением в Святейший Синод. В представлении он писал, что жизнь Тамбовской епархии в настоящее время настолько разрослась и осложнилась, что одному Епархиальному Архиерею, без помощника, почти невозможно управиться с множеством дел. Тамбовская губерния – одна из густо населенных и многолюднейших (более трех миллионов); в епархии свыше 1200 церквей, причем количество их с каждым годом все увеличивается. Женских мужских монастырей более 25, и еще два в процессе постройки, делопроизводство Консистории доходит до 2200 дел, личных резолюций Епископа бывает более 14000. Количество церковных школ простирается за 1200. К этому – одна из многолюдных семинарий, женское училище и четыре мужских. Предстоит перестройка Семинарии, устройство общежития при ней, зданий женского училища, нового свечного завода. Совершившееся Саровское торжество вызывает новые заботы Епископа о приспособлении этой обители к новым для нее условиям жизни. Рядом с этою широко развивающеюся Епархиальною жизнью растут и усиливаются секты, требующие особенно внимания Епископа к миссионерскому делу. Усиливается молоканство, давно свившее себе гнездо в Тамбовской епархии; в Борисоглебском и Моршанском уездах развивается штундизм, за которым идет толстовство… На севере епархии не дремлет и успешно действует раскол.

Все указанные обстоятельства побудили Преосвященного, … в заботах о благоустройстве епархии, ходатайствовать пред Святейшим Синодом о назначении для Тамбовской епархии викария. В уважение этого ходатайства, с Высочайшего соизволения, викарием Тамбовской епархии Епископом Козловским был назначен Святейшим Синодом (указ, от 5-го февраля 1904 года № 1108) ректор Тамбовской духовной семинарии Архимандрит Нафанаил.

Тамбовский кафедральный соборС назначением викария, для Владыки открылась новая забота об избрании ему храма для совершения Архиерейских служений в дни праздничные и воскресные. Епархиальные архиереи в эти дни, особенно зимою, за некоторыми исключениями, обыкновенно служат в Казанском монастыре. Теплое помещение Кафедрального собора, по тесноте и темноте, совсем непригодно для Архиерейских богослужений. Верхнее же помещение собора, высокое и светлое, также тесное, а главное без отопления, почему в нем возможно было совершать богослужения только летом. Давно сознавалась и ощущалась нужда в расширении собора и в приспособлении обоих его помещений – верхнего, и нижнего – для постоянных богослужений и летом, и зимою. Но удовлетворение этой нужды всегда останавливал недостаток средств. Владыку не остановило это препятствие. Находя ненормальным, что Кафедральный собор почти весь год остается без Архиерейских богослужений и особенно при наличности в Тамбове двух Архиереев, Владыка в 1904 году приступает к расширению собора и устройства отопления для обоих его этажей. Само собою понятно, что трудно было без денег (а денег у собора действительно не было) вести дело, но Бог помог. Закладка каменной пристройки к собору была произведена при наличии в кассе 100 р., а стоимость всех работ по возведению ее и устройству отопления простерлась до 60000 р. Надо сказать слово благодарности гражданам города, собравшим на это дело до 20000 р. и во главе их покойному В. М. Аносову, пожертвовавшему на устройство собора разновременно до 10000 р. Пристройка в 1906 году была закончена, отопление устроено, после чего нашлись и благотворители, которые на собственные средства благоукрасили собор и его пристройку.

В настоящее время, благодаря всецело Преосвященному Иннокентию, Тамбов имеет благоукрашенный, светлый и теплый Кафедральный собор, в котором круглый год попеременно по воскресным и праздничным дням возносится бескровная жертва обоими Тамбовскими Архипастырями.

Тамбовская духовная семинарияПокончив с распространением собора, Преосвященный обратил свое внимание на духовную семинарию. Существующую в настоящем виде еще с половины семидесятых годов семинария до сего времени не имела ни одного капитального ремонта. Естественно, что все в ней пришло в ветхость. Но этого мало. Жизнь идет вперед и предъявляет к человеку все новые и новые запросы. Нечего и говорить, что на так называемые школьные запросы здание семинарии давно уже не отвечает. Ко всему этому, для многолюдной Тамбовской епархии оно тесно и малопоместительно. Словом, все в существующем здании говорит за необходимость скорейшей ее перестройки применительно к назревшим нуждам и потребностям епархии. К сожалению, взяться за это дело гораздо труднее, чем за постройку Епархиального женского училища или свечного завода, производившуюся исключительно на местные епархиальные средства. Здание семинарии – казенная постройка и переделывать ее можно только на казенные деньги. А казенные строительные кредиты в духовном ведомстве очень ограничены. Почему многие каменные здания духовного ведомства, обветшавшие и устарелые, целыми десятками лет ждут своей очереди получить для перестройки казенную денежную ассигновку. Не избежала этой участи и Тамбовская семинария. И еще не известно, сколько времени она ждала бы своей очереди на казенную ассигновку, если бы за это дело не взялся Преосвященный Иннокентий. Зная, что бумага все терпит – и когда она в ходу, и когда лежит без движения, — Владыка обходит бумажный путь сношения с Петербургом. Он сам едет туда один, и два. и три раза, и путем настоятельных разъяснений и убеждений перед Высшим Начальством достигает того, что в 1906 году Святейший Синод ассигновывает на перестройку Тамбовской семинарии 210000 руб. Несчастные обстоятельства последнего времени – аграрные беспорядки, железнодорожные забастовки, несколько последовательных неурожаев в Тамбовской губернии – на год задержали перестройку семинарии. Но теперь это уже вопрос решенный. При семинарии образован Строительный Комитет, недавно произведены торги на постройку, что дает основание думать, что с наступлением теплых дней в нынешнем году там начнутся и работы.

Чтобы окончить с постройками, произведенными Преосвященным Иннокентием в Тамбовской епархии, скажем еще о двух мужских монастырях, находящихся – один в г. Борисоглебске, другой в Борисоглебском уезде, в так называемой Кушелевской степи. Об устройстве первого возникло дело еще в 1871 году при Тамбовском Епископе Палладии 1-м (впоследствии Митрополите Петербургском). В то время Тамбовскому епархиальному ведомству было отказано потомственным почетным гражданином А. П. Хренниковым 1785 десятин леса близ города Борисоглебска с тем, чтобы на этой земле был устроен мужской монастырь с странноприимным домом. Задача была дана, но осуществление ее было обставлено такими препятствиями, которые связало руки Епархиальному ведомству на много лет. Дело в том, что завещатель назначил душеприказчиком по исполнению воли его по устройству монастыря своих сыновей, а те, под давлением разных обстоятельств, откалывали исполнение воли своего отца ровно тридцать лет. Перед приездом Преосвященного Иннокентия в Тамбов из пяти сыновей Хренникова остался в живых один В. А. Хренников, глубокий семидесятилетний старец. На его душе, видимо, лежал гнет от неисполнения предсмертной воли своего отца относительно монастыря, и вот он заявляет Епархиальному Начальству о своем желании приступить к постройке монастыря. Согласие Епархиальным Начальством было дано, постройка монастыря началась, но неожиданно, к приезду Владыки в Тамбов, затормозилась. В помощь В. А. Хренникову по устройству монастыря был назначен некий, им же самим избранный игумен. К огорчению г. Хренникова, этот игумен оказался не на высоте своего положения. Привлечение его к делу постройки монастыря не подвинуло ее вперед, а наоборот, задержало ее установившийся было быстрый ход. Перестав по многим причинам доверять игумены, В. А. Хренников приостановил постройку монастыря. В таком положении застал это дело Владыка Иннокентий.

Познакомившись с историей его и узнав, что старец Хренников доживает последние дни (через год после этого он умер) и что с смертию его, как последнего душеприказчика А. П. Хренникова, если он не достроит монастыря, откроется новое препятствие к осуществлению этого затянувшегося дела, Преосвященный быстрыми распоряжениями улаживает возникшие неприятности и делу постройки монастыря снова дает благоприятный оборот. Составив комиссию из трех лиц Епархиального Управления и Епархиального Архитектора, он во главе ее сам едет в Борисоглебск, на месте знакомится со всеми произведенными Хренниковым в монастыре работами, признает их заслуживающими одобрения и благословляет строителя на скорейшее окончание монастыря, а против тормозившего работы игумена принимает меры, сначала временно, а потом, с разрешения Святейшего Синода, и навсегда устранив его от участия в постройке монастыря. Благодаря этим вовремя принятым Владыкою мерам, монастырь через полгода был достроен, а еще через полгода Борисоглебский уезд праздновал торжество открытия монастыря и освещения монастырских зданий с храмом во имя Св. Александра Невского, которое при участии многочисленного, явившегося в Борисоглебске из ближайших и дальних сел с крестными ходами духовенства и народа, совершал Владыка сам.

Одновременно с этим и с неменьшими препятствиями шла постройка другого мужского монастыря в Борисоглебском уезде на средства, завещанные потомственным почетным гражданином А. М. Носовым. И этого монастыря постройка по разным причинам также затянулась надолго. Владыка застал это дело в тот момент, когда к нему подходили, но никак не могли подойти, потому что по местным условиям постройка монастыря была сопряжена с большими затруднениями, из коих главные были безлюдие и отдаленность культурных центров и железной дороги. Место, где предстояло возникнуть монастырю, представляет собою голую степь, с довольно редким населением, занимающимся только земледелием, почему ни строительных материалов, ни рабочих рук здесь нельзя найти ни за какие деньги. Приставленный специально для постройки монастыря иеромонах, выписанный с Валаама и хорошо знакомый с строительным делом, был подавлен этими тяжелыми условиями и не знал, с какого конца подойти к делу.

Узнавши обо всем этом, Преосвященный, прежде чем решать дело, опять, как и в вышеописанном случае, составляет из лиц Епархиального управления и Епархиального архитектора комиссию и во главе ее отправляется в Кушелевскую степь. Здесь подробным осмотром устанавливает место, где быть монастырю, планирует его для храмов и других монастырских построек и определяет заготовлять строительные материалы – кирпич, лес, железо и проч. хозяйственным способом, а постройку вести способом подрядным. Для руководства же работами назначает Строительный Комитет из двух священников села Бурнака Ф. Светозарова и В. Смирнова и вышеупомянутого иеромонаха (Константина). Наладив, таким образом, дело, Преосвященный не упускает его из виду. Через месяц, много через два, к нему ездит иеромонах Константин, докладывает о ходе постройки. Будучи поэтому всегда в курсе дела, Владыка дает Строительному Комитету нужные указания и наставления, снабжает его средствами, благодаря чему, сей последний, преодолевая большие затруднения по доставлению строительных материалов на место, по приисканию рабочих и прочего, успевает закончить братский корпус с поместительною домовою церковью при нем к половине 1907 года. Осенью этого года церковь и здание были освящены непосредственно самим Владыкою, а вслед за сим начал функционировать и второй мужской монастырь в Борисоглебском уезде под именем Спасо-Преображенского (Носовского) монастыря.

Из намеченной строительной программы (см. выше представление Святейшему Синоду о восстановлении в Тамбовской епархии викариатства) Преосвященного Иннокентия остался пока невыполненным только один пункт – «устройство нового общежития при Тамбовской семинарии». С этим делом придется, вероятно, повременить, пока не придет в силу новоустроенный свечной завод и не окрепнет хозяйство церковное, обессиленное недородами последних лет, тем более, что нынешнее семинарское, так называемое, епархиальное общежитие, хотя и со многими недостатками, все же служит и еще послужит некоторое время сыновьям приходского духовенства.

В делах епархиального управления за истекшее пятилетие Преосвященный Иннокентий проявил себя неутомимым тружеником. Духовные нужды Тамбовской епархии, одной из самых многолюдных в России, весьма разнообразны, поэтому в редком епархиальном городе приходское духовенство и прихожане входят в такое частое общение и соприкосновение с епископом, как в Тамбове. Ездившие много и в разных направлениях по русским железным дорогам свидетельствуют, что нигде так часто и в таком большом количестве не встречаются духовные лица на станциях железных дорог, как по направлению к Тамбову и в самом Тамбове. Правда, в Тамбове четыре многолюдных духовно-учебных заведения; они привлекают сюда духовенство. Но редкий отец, явившись в Тамбов к сыну или к дочери, не посетит своего епископа за тою или другою нуждою. Приемная Преосвященного с 9-ти часов утра и до 3-х часов дня всегда полна посетителями и всегда бессменно Епископ к их услугам: каждого он выслушает, каждого прошение прочитает и каждому объявит то или другое решение. При сложности и медленности канцелярского производства Епархиального Управления, это имеет весьма важное, существенное значение для дела и лиц, заинтересованных в нем. И учреждениям епархиального управления с их канцеляриями легче дышится, когда их не только не обременяют лишними делами, но наоборот, облегчают их труд.

Лично вникая во все епархиальные дела, Преосвященный Иннокентий принес значительное изменение к лучшему в дела миссионерские, церковно-строительные и судебно-тяжебные. В делах миссии его важная заслуга заключается в преобразовании Тамбовского Казанско-Богородичного миссионерского Братства в Епархиальное Богородично-Серафимовское миссионерско-просветительное Братство. Новому братству, применительно к новым условиям веротерпимости (Высочайшее повеление от 17-го апреля 1905 года), в 1907 году был придан более против прежнего разнообразный по своим задачам устав и сделаны были шаги привлечь к деятельному участию в делах миссии все приходское духовенство епархии. С этою целью в 1907 году в январе месяце был созван миссионерский съезд, который в своих заседаниях, происходивших под председательством Владыки, наметил программу деятельности духовенства в приходах с старообрядчеством и сектантским населением соответственно требованиям нового закона и наметил ряд мер, с одной стороны, к защите православия от сектантов, старообрядцев, и вообще инославных, а также евреев, магометан и других иноверцев и распространению между ними православной христианской веры, и с другой – к религиозно-нравственному, в духе Православной Церкви, просвещению народа.

Сам Преосвященный, видя в общем церковном пении могучую силу к развитию и укреплению в народе церковных начал и верное средство к ограждению его от соблазнов раскола и сектантства, рекомендовал миссионерскому съезду, а в лице его и всему духовенству епархии, всемерно насаждать в приходах общее церковное пение. Не ограничиваясь этим, Преосвященный, во время каждой поездки по епархии, везде внушает то же духовенству и прихожанам. Лично у себя в Казанском монастыре он уже давно завел общее пение за акафистами, которые он совершает по воскресным дням в 4 часа вечера, сопровождая их назидательными поучениями.

И вообще в назидании паствы Владыка Иннокентий действует неослабно, поучая свою паству живым словом при всяком удобном и благопотребном случае. Памятником его святительского благовествования явился в 1907 году сборник его речей, слов и поучений в двух объемистых томах, весьма сочувственно и с большой похвалой встреченный в периодической – не только духовной, но и в светской – печати (Церк. Вед. №, Мисс. Обозр., Тамбовский Край).

По отношению к церковно-строительному делу заслуживает внимания также отмеченное периодическою духовною печатью (Церковные Ведомости и Колокол) распоряжение Преосвященного Иннокентия о том, чтобы новостроющиеся церкви непременно имели отопление, а существующие церкви, в которых нет отопления, заводили бы таковое. Это распрояжение особенно оценит сельское духовенство, так много вынесшее и вытерпевшее зимою от стужи и холода в церквах. Кто близко знаком с бытом духовенства, тот знает, что не одна духовная семья осиротела вследствие простуды своего кормильца за службою в холодной приходской церкви. В числе причин к переходу в другой приход «холодная церковь» пестрит почти во всех прошениях как весьма важная причина. Если эта мера осуществится, чего мы от души желаем, то впоследствии многие духовные с благодарностью вспомнят Преосвященного Иннокентия, как своего благодетеля, а для тех, которые привыкли мыкаться из прихода в приход, отпадет к переходу весьма важная причина, перед которою теперь очень часто останавливаются в нерешительности наши Епископы, не зная, как помочь своему младшему собрату.

Что касается дел судебно-тяжебных, то здесь высокая заслуга Преосвященного Иннокентия заключается в том, что он сократил их до минимума. Раньше для Тамбовской Консистории нормою был запас в 150-170 нерассмотренных судебных дел. Теперь число их сократилось до 50-70-ти. Объясняется это просто. Преосвященный каждую поступающую к нему бумагу читает сам. Благодаря своему административному опыту, он привык почти безошибочно определять нравственным чутьем, где в жалобах на духовенство кончается правда и где начинается искажение ее. Поэтому, зная, как дорог нравственный авторитет для каждого человека, и как для священника, в силу его пастырского положения, он особенно дорог, Владыка всегда с жалобами и претензиями на духовенство обращается с щепетильною осторожностью. В редких и весьма редких случаях, когда вина духовного лица очевидна, когда проступок требует немедленного пресечения, Преосвященный сразу дает делу формальный ход, передавая его в Консисторию для производства следствия. Особенно же он дело предварительрно проверяет через благочинных, всегда поручая им, если жалоба мелочна по характеру и подтвердится, примирить враждующих. О благодетельности этой меры говорить не приходится: она убивает кляузу в зародыше, спасает честь духовного лица, хранит его нравственный покой, если вины за ним нет, и ведет к действительному обличению проступков духовенства и достойной каре за них, если вина на лицо. В Консистории теперь немного судебных дел, но все это дела важные, а не оцеживающие комара, как частенько бывало прежде.

На этом мы кончаем свой обзор.

Подведем теперь итоги сказанному. Преосвященный Иннокентий управляет Тамбовскою епархиею пять лет. За это время им устроены здания Епархиального женского училища и Епархиального свечного завода, все налажено для постройки здания духовной семинарии, по его ходатайству в Тамбовской епархии восстановлено и замещено Козловское викариатство, вдовствовавшее более тридцати лет, при его деятельном и продуктивном участии прошло Саровское торжество открытия честных мощей преподобного Серафима, Саровского чудотворца, перестроен Тамбовский Кафедральный Собор, сделан добрый почин в распоряжении строить в селах новые церкви теплыми, а в существующих холодных церквах заводить отопление, выстроены два новых мужских монастыря, предприняты весьма важные меры к возможно лучшей постановке миссионерского дела в епархии. Не боясь повторения, мы скажем, что все это дела весьма важные и при том такие, которые требовали своего осуществления много лет раньше. Но осуществлены они Преосвященным Иннокентием и осуществлены в самое неблагоприятное время, когда бедная наша родина должна была пережить тяжелую и несчастную по своим последствиям войну, когда после войны внутри ее раздирали смуты и волнения, когда в частности Тамбовская губерния почти наполовину была объята заревом пожаров в помещичьих усадьбах, когда подчиненные перестали признавать своих начальников, когда слово «забастовка» стало обыденным, когда последовавшие в течение трех лет неурожаи в корне подорвали материальное благосостояние тамбовцев.

Отдаваясь всей душой созидательно-строительному делу епархии, Преосвященный Иннокентий в то же время всегда неослабно стоял на страже религиозных и нравственных интересов своей паствы, неутомимо управляя ею, поучая и назидая.

Бытописатель Тамбовской епархии, без сомнения, впоследствии подробнее остановится на этих деяниях Преосвященного Иннокентия и даст им более полную оценку. Наша же задача была скромная: пользуясь моментом истекшего пятилетия, только набросать легкими штрихами и тем запечатлеть в памяти потомства, а отчасти современников, те важные улучшения и изменения, которые произведены Преосвященным Иннокентием в жизни Тамбовской епархии за указанное время его Архипастырского служения здесь. — Feci, quod potu; faciant meliora potentes[*].

[*] Латинское выражение «Я сделал все, что мог, кто может, пусть сделает лучше».

Тамбовские Епархиальные Ведомости. № 14. С. 701–711; № 15. С. 765–780. 1908.

См. также:  Иннокентий I (Беляев Иван Васильевич), епископ Тамбовский и Шацкий |

1 Комментарий

Оставить комментарий